16 мая – Собор новомучеников, в Бутове пострадавших

«Чистота – одежда человека пред Господом».
– епископ Арсений (Жадановский)

Тропарь Собору новомучеников, в Бутове пострадавших, глас 4

Всу́е шата́ется богоотсту́пных собо́рище,/ на Христа́ возстае́т дре́вней лю́тостию,/ устреля́нием у́бо тщи́тся де́рзостне, христоно́сных в Бу́тове му́ченик одоле́ти,/ но всесла́вное те́х Серафи́мово во́инство,/ всеору́жие восприи́м Креста́,/ утвержда́ет ве́ру ре́вностию, упова́ние страстоте́рпчеством,// водворя́яся в Ца́рстве всепобежда́ющия любве́.

Кондак Собору новомучеников, в Бутове пострадавших, глас 6

Русская Голгофа Бутово-село показася, яко древо спасения воздвигше Соловецкий крест, яко гроб святый явивше пребезмолвныя рвы – громогласныя свидетелие страстей и воскресения.

Собор новомучеников Бутовских

О событии

В 4-ю субботу по Пасхе Русская Православная Церковь отмечает День памяти Собора новомучеников, в Бутове пострадавших.

Это переходящее празднование было внесено в месяцеслов Русской Православной Церкви по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II 3 сентября 2003 года.

Бутовский полигон в настоящее время находится в черте Москвы, это место массовых захоронений жертв репрессий 30-х – начала 50-х годов XX века.

В настоящее время известны около тысячи человек, расстрелянных на Бутовском полигоне за исповедание православной веры. На территории России нет другого места, где почивали бы мощи такого многочисленного Собора святых.

Бутовский полигон находится на земле бывшей усадьбы Дрожжино, известной с XVI века. Последним хозяином усадьбы был И.И. Зимин, старший брат владельца московской частной оперы С.И. Зимина.

В 1934 году почти все были выселены из этих мест, в конце 1935 – начале 1936 года на территории бывшего имения Зиминых оборудовали стрелковый полигон «Бутово», где сразу же начали проводиться расстрелы и захоронения репрессированных лиц. С августа 1937 по октябрь 1938 года здесь были расстреляны и похоронены 20765 человек.

Массовые расстрелы 1937-1938 годов стали следствием решений Политбюро ВКП(б) от 2 июля 1937 года и вытекавших из них приказов наркома внутренних дел Н.И. Ежова о борьбе с «врагами народа», в т.ч. с «церковниками».

Расстрелы на Бутовском полигоне производились по постановлениям внесудебных органов: «тройки» Московского УНКВД, реже – комиссии, состоявшей из наркома внутренних дел и прокурора СССР – «двойки».

На Бутовский полигон осужденных доставляли из московских тюрем: Таганской, Сретенской, Бутырской, а также из районных тюрем Московской области и из Дмитлага.

После прибытия на Бутовский полигон осуждённых заводили в барак якобы для санобработки. Непосредственно перед расстрелом объявляли приговор, сверяли данные и наличие фотографии.

На казнь из барака выводили по одному, каждый палач вёл свою жертву к краю рва, стрелял в затылок с расстояния не более метра и сбрасывал тело в траншею. Далеко не всегда при этом присутствовали врач и прокурор.

Первое время расстрелянных хоронили в небольших ямах-могильниках, которые копали вручную. С августа 1937 года, когда казни в Бутове приняли невиданные в мировой истории масштабы, экскаваторы карьерного типа выкапывали для этих целей траншеи шириной и глубиной в 3 м, длиной от 150 м.

За день в Бутове редко расстреливали менее 100 человек, бывали дни (как, например, 28 февраля 1938 года), когда казнили более 500 человек.

Большинство подследственных, замученных или обманутых следователями, в конце концов признавали себя полностью или частично виновными в «антисоветской агитации», «контрреволюционной деятельности», но в вопросах веры церковный народ показал себя неустрашимым. Ни пытки, ни угрозы смерти не могли заставить верующих отречься от Бога, возвести хулу на Церковь. Не редкостью является «отсутствие в деле скомпрометированных лиц», то есть отсутствие новых имен, необходимых следователям для новых арестов.

Начиная с 1992 года московская общественная группа по увековечению жертв политических репрессий (группа М.Б. Миндлина) с помощью сотрудников ФСК-ФСБ приступила к работе со следственными делами расстрелянных на Бутовском полигоне, составлялись краткие биографические сведения для будущей «Книги памяти».

Весной 1993 года полигон впервые посетили родственники погибших, осенью того же года в его южной части была установлена гранитная мемориальная плита.

В 1995 году Бутовский полигон передали Московской Патриархии. Здесь был воздвигнут деревянный храм во имя Новомучеников и исповедников Российских (освящён в 1996 году), настоятелем которого стал внук расстрелянного здесь сщмч. протоиерея Владимира Амбарцумова священник Кирилл Каледа.

27 мая 2000 года на Бутовском полигоне состоялось грандиозное богослужение под открытым небом, которое возглавил Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Были совершены Божественная литургия и панихида по убиенным – последняя перед их прославлением на Архиерейском Юбилейном Соборе Русской Православной Церкви 2000 года.

На Юбилейном Соборе были канонизированы 120 человек, расстрелянных на Бутовском полигоне, за последующие годы число канонизированных Бутовских новомучеников удвоилось.

Над погребальными бутовскими рвами ежегодно совершается торжественное богослужение, возглавляемое Святейшим Патриархом, в котором принимают участие десятки архиереев и сотни священнослужителей Москвы и Московской области, стекаются тысячи паломников.

По материалам сайтов: Азбука веры, Приход храма Живоначальной Троицы

Поделиться: